Визбор и Парапонци

Известно, что Визбор снимался в советско-итальянском фильме 1969го года «Красная палатка». С этим кинофильмом связана песня, в которой бард употребляет шикарные иностранные слова. Слова эти такие: пара-понци-понци-по, а также дамале ми бьен дима, дамале ми бьен дам. По крайней мере, так в теперешнем интернетном тексте пропечатано.  Послушав Визбора сейчас, я все-таки убедился, что сам он ни про какого Диму или даму не пел, а был несколько ближе к итальянскому оригиналу, где бьондина и бьонда. А оригинал означает примерно «дай-ка мне это блондинка». А что именно за «это» – предоставляется почтеннейшей публике вообразить самостоятельно. Кстати, насчет того, что там говорится «дай еще раз» Визбор придумал сам, рассказывая байку об этом в городе Пущино в 1977 году (см. ссылку в P.S.). В визборовском тексте песни ничего такого нет. Это он видимо с цыганочкой как-то увязал. Нам в те давние годы больше всего нравились строки про Клашку Кардинале, которая, хотя действительно снималась в фильме, якобы присутствовала и на льдине, чтобы Визбор и его кореши на съемках не заскучали. Кардинале ведь тогда знали во всем мире.

Но в 1977 году мне было не до Визбора. Мы уже решили тогда ехать. Вернее садиться в отказ, но на всякий случай, среди прочего, я решил изучить итальянский. Никогда ведь не знаешь, где может Клашка Кардинале подвернуться. Садиться-то в отказ мы собирались, а не пришлось, ибо постановил наш тогдашний бровеносец выпустить всех потенциальных изменников родины, чтобы  очистить место для самого славного зрелища в истории прогрессивного человечества – московских олимпийских игр. И вот в марте 1979 года нас выперли можно сказать почти прямо в ту самую Италию. И как знаток итальянского устроился я там работать велосипедным рассыльным, как в «Похитителях велосипедов». Но хотелось конечно посмотреть не только захолустный приморский городок Ладисполи, где мы обосновались. Наконец в начале мая я выехал с попутчиком в двухдневную поездку на юг, то бишь в Неаполь, Сорренто, и так далее. В Неаполе мы даже не остановились, а сразу рванули в Помпеи, а оттуда в Сорренто. И попав в Сорренто уже к вечеру, сильно в нем разочаровались, решив, что «Вернись в Сорренто» это просто рекламное вранье. Мы тогда были сильно испорчены Италией. А у причала как раз стоял катер, отбывающий на Капри. На него мы и вскочили. Не буду утомлять вас рассказом, как мы лазили по Капри на следующий день, скажу только, что хотели среди прочего найти дачу буревестника революции. Не помню, нашли ли мы именно ту дачу (я спрашивал у местных жителей), но в общем любая дача в поселке Марина Пиккола заслуживала того, чтобы провести там остаток жизни без всяких сожалений. Так что у боярина Пешкова губа была не дура. Нам однако такая боярская жизнь не светила. К тому же нам нужно было тем же вечером вернуться обратно в Рим и даже в Ладисполи. И стали мы не спеша спускаться с покоренной вершины, поселка Капри, в гавань Марина Гранде. А спускаясь заметили, что катер внизу уже стоял, хотя по расписанию было вроде рано. Мы все же заторопились и еле-еле успели. Мы не знали, что часы в то воскресенье переводили с зимнего времени на летнее. Никогда про такое не слыхали!

И опять мы на катере, но теперь уже плывем прямо в Неаполь – а это сильно подольше, чем в Сорренто. А на катере молодежь, и они веселятся и распевают разные песни. И вдруг я слышу какую-то знакомую мелодию. И гремит хором пара-понци-понци-по, а потом бьондина! Я от неожиданности чуть за борт не упал. Ну, думаю, и Визбор, ну и сукин сын! Ведь и правда значит взял в оборот настоящую итальянскую песню. Так с музыкой доплыли мы до Неаполя, где бегом, не оглядываясь, сиганули на вокзал и к вечеру я был уже снова в Ладисполи, чтоб сказать спокойной ночи пятилетнему моему ребенку.

А теперь вернемся в 1977 год в Пущино, где Визбор рассказывал свою байку о киносъемках (см. ссылку). Через какое-то время после успешной эвакуации со льдины, на которой снималась «Красная палатка», он оказался в Италии. Как и положено барду, он пел песни и с особенной гордостью приступил к исполнению своей парапонци, чтоб показать туземцам свою невиданную продвинутость в языках и культурах. И тут итальянцы, услышав даже первые аккорды, шарахнулись в сторону и по всем признакам потеряли то самое теплое чувство к Визбору, которое он так лелеял в иностранцах. Как позднее Визбор выяснил, этот фольклор в оригинале включал в себя такое, чего не было даже в «Гопе со смыком» (дальше, чем гоп фантазия Визбора однако не простиралась).

Скакнем теперь на 40 лет вперед. Прочитав пущинскую байку, и пересмотрев «Красную палатку», я подумал – а что же такое на самом деле было в этих итальянских парапонцах, что даже Визбор покраснел. Найти ответ на таковой вопрос в 21м веке (спасибо Сергею Брину) ничего не стоит. (В фильме есть сцена, когда отчаявшиеся полярники на льдине поют что-то с припевом парапонци, но никакой бьондины там нет, и вообще слова совсем другие и полностью приличные.) Оказалось, что это не одна песня, а бесконечная серия куплетов наподобие Кимовского Безразмерного танго. Каждый куплет начинается с фразы Osteria numero uno – то есть корчма номер 1 и так далее с другими цифрами и прозвищами. А дальше уже идут парапонци и бьондины в перемежку с тем, что происходит в этих остериях. А происходит то, например, что салями, прошютто, и даже кошачий хвост идут в употребление, о котором вы не прочитаете в рекламном бюллетене Whole Foods. Наиболее часто встречающиеся там слова это cazzo и figa (те, кто не знакомы с итальянским, могут легко найти их значения в интернете). Но есть еще и похуже. Потому что кроме разных там маркиз, экспериментирующих с кошачими хвостами, и вездесущего лирического героя, в куплетах фигурируют еще и священники, что для итальянцев покруче маркиз. И не просто священники, а все чины иерархии вплоть до папы. И это задолго до того, как нашего местного бостонского кардинала сослали в Рим за то, что он на такие развлечения смотрел сквозь пальцы. В куплете Osteria del Vaticano для примера участвует папа Сикст, кардиналы, священники и, самое провидческое, алтарные мальчики. При этом папа заваривает всю катавасию при помощи своих очков (не спрашивайте как).

Osteria del Vaticano

Paraponzi ponzi po

E’ successo un fatto strano

Paraponzi ponzi po

Papa Sisto con gli occhiali

S’inculava I cardinali

E i cardinali poveretti

S’inculavano i chirichetti

I chirichetti di sottomano

S’inculavano il sacrestano

E il sacrestano in tutta fretta

Si sparava una pugnetta

Dammela a me biondina

Dammela a me bionda’

Но самый элегантный куплет посвящен Остерии копья (для метания). Там наш лирический герой в состоянии метнуть копье аж на шестьдесят восемь метров, но постоянно тренируется с целью метнуть его наконец на шестьдесят девять. Те, кто не сходу оценят эту тему, могут попробовать это сделать в качестве домашнего задания.

Osteria del giavellotto

Paraponzi ponzi po

Lancio metri sessantotto

Paraponzi ponzi po

E dopo molte prove

Voglio far sessantanove

Dammela a me biondina

Dammela a me bionda’

В общем, недаром итальянцы подвергли остракизму Визбора, который не потрудился выяснить, что можно, а что нельзя петь в приличном обществе. И пока меня тоже не подвергли остракизму, я спешу закончить мое исследование куплетом без особо нетрадиционных выкрутасов.

Osteria numero due

Paraponzi ponzi po

Le mie gambe fra le tue

Paraponzi ponzi po

Le tue gambe fra le mie

Fanno mille porcherie

Dammela a me biondina

Dammela a me bionda’

 P.S. Визбор рассказывает про «Красную палатку» и парапонци.

https://www.vizbor.ru/kino/okino.htm

Визбор поет парапонци

https://www.youtube.com/watch?v=Xj081Ps8eOQ

См. также страницу про Юлия Кима