Румшишкес

Натан Фирун

В нашей спецшколе был очень красивый небольшего роста мальчик Володя Соколов. Он учился в другом взводе и в Ленинграде я с ним мало сталкивался. В училище в Томске мы попали в один взвод, и тогда я с ним познакомился поближе. Он явно отличался от нас своим юмором и выдумкой. В училище в баню нас водили по ночам. Днем мылись Томичи, а нас, без какого либо предупреждения, поднимали ночью и стром вели в баню. Каждый раз это было суровым испытанием. Днем мы уставали до предела. Ежедневно без выходных:  8 часов занятий, 3 часа “самоподготовки”, час матчасти (чистка оружия, орудий или приборка артпарка) Завтрак, обед и ужин. Час “свободного времени” (подшить подворотнички, написать письмо, почитать или “покемарить” в теплой Ленкомнате). Семь часов на сон, и часто по ночам учебные тревоги. Когда на фронте приходилось очень тяжело, я говорил своим сослуживцам – у нас в училище и похуже бывало. И вот, Володя придумал такую игру, когда мы шли ночью по булыжной мостовой в баню, мы как будто бы шли по Невскому. Туда – от Александро-Невской лавры, где была наша спецшкола,  к адмиралтейству по правой стороне, а обратно из бани – от Адмиралтейства к лавре, по левой стороне. Проходя по ночным Томским улицам, мы вспоминали Невский – дом за домом. Как  выглядел дом, что в нем было расположено. А если кто нибудь знал, то и что было во дворе дома. И тяжелая дорога, за этими воспоминаниями проходила незаметно, с шутками и смехом.

На фронте я попал с Володей в один полк, но в разные дивизионы. Мы часто встречались. У него, у первого из наших спецов, износились сапоги, и он стал носить солдатские ботинки с обмотками. Наматывал он эти обмотки очень аккуратно, (это требует умения), и я бы сказал с изяществом. У Володи был повышенный интерес к красоте. Красивый ландшафт, здание или какая то деталь, всегда привлекали его внимание. В июле 1944 г. в Литве, наши войска вслед за Каунасом заняли городок Румшишкес (на карте было написано: “мест. Румшишки”). Бои там были довольно тяжелые, и Володя шутил: “Кому пироги да пышки, а кому Румшишки”. Если бы он знал. На окраине Румшишек, на берегу Немана стоял красивый костел. По рассказам  очевидцев, Володя вошел в костел,  чтобы полюбоваться его красотами. Немцы, на пряжках ремней, у которых было написано “Gott mit uns”, пробомбили костел. Костел рухнул, и Володя Соколов остался под его развалинами. Похоронить его нам не удалось.

После войны, во время отпуска в Литве, я решил навестить  могилы своих фронтовых друзей – Володи Соколова и Бориса Левина. Когда я приехал в Румшишки, оказалось что при создании водохранилища “Каунасское море”, место, где стоял костел, было затоплено. Узнать, не разбирались ли развалины костела и не были ли обнаружены трупы, находившихся там людей, мне не удалось. Или не знали, или не хотели говорить. Возможно, что его могила под водой. О своих родителях или родственниках он никогда не рассказывал, это в то время бывало. Кто кроме меня сейчас помнит Володю Соколова, наверное, никто.

P.S. [от хозяина сайта]

В 1970 году Натан водил меня и его дочь, мою будущую жену, по местам между Вильнюсом и Каунасом, где он воевал. Среди прочего, он рассказал нам, как он сохранил главный архитектурный символ Литвы. Его батарея находилась на центральной площади Вильнюса, у подножия холма. На холме стояла средневековая Башня Гедимина, заложенная первоначально Великим князем литовским в 14м веке. Она могла быть удобным объектом для немецкой обороны и тогда артиллерия была бы направлена на нее. Но зорким разведчикам удалось установить, что на башне противника нет. В отличие от костела в Румшишкес, Башня Гедимина осталась нетронутой. Ряд известных аристократических родов, включая Голициных, ведет свое происхождение от Гедимина.